abramiy

Categories:

Ещё раз об Крымской Войне ,часть третья .

В России не было денег на паровой военный флот и железные дороги ?
  И куда-же они делись ?
  А вот куда :
  Вот информация о субсидировании государством дворянского землевладения  из казны и о том как русское поместное дворянство влезло по уши в  долги.
  Без государственной поддержки от 1/3 до 2/3 помещиков просто разорились-бы ещё к началу 19 века !
  И до 1861 года миллионами списывали с помещиков кредиты за счет казны .
  И проблема неплатёжеспособности помещиков возникла не в середине 19 века , а на век раньше .
  К концу первой половины 18 века одной из первоочередных проблем для государства стало массовое разорение помещиков .
  К началу 60-х годов 18 века около 100 000 дворянских имений было заложено или обременено неоплатными долгами .
  18 век в России был веком расцвета и процветания ростовщичества.
  И проценты были отнюдь не маленькие: от 10% до 20%.
  В случае неуплаты в срок имения должников оказывались в руках ростовщика.
  Но причина проблемы была вовсе не в ростовщиках , а в мотовстве дворянства .
  Кроме того многие дворяне сами были ростовщиками и немилосердно пускали других дворян по миру .
  Дабы избежать разорения дворянства , императрица Елизавета Петровна  дала Сенату указ обсудить возможность учреждения специального банка для  льготного кредитования дворян .
  Год спустя манифест от 13 мая 1754 года объявлял “во всенародное  известие”о создании в России государственного банка для дворянства,  точнее Петербургского и Московского дворянских банков, находившихся в  ведении Сената.
  Банки предоставляли ссуды уже под 6 процентов с максимальной рассрочкой платежа на три года.
  И тут начались отсрочки ,рассрочки ,махинации с кредитами ( вроде Чичиковских с мертвыми душами ) и.т.д. и т.п.
  Дворянские банки прошлось реорганизовывать .
  В 1786 году был образован Заемный банк, организованный на основе упраздненных в 1786 году дворянских банков.
  Предполагалось ,что Заемный банк принесет казне 19 млн. руб. чистого дохода.
  Но эти расчеты не оправдались .
  Уже в 1789 году Правление Заемного банка просило Сенат издать распоряжение о скорейшем возврате дворянских долгов.
  В 1810-1811 году уже Государственный совет разбирал вопрос о списании  долгов помещиков , образовавшихся еще до 1786 года , то есть до  реорганизации дворянских банков в Заемный банк ,т.е. дворяне не  выплачивали даже те кредиты ,которые брали аж ещё при Елизавете Петровне  и в начале правления Екатерины 2 и не выплачивали !
  Перед началом Отечественной войны 1812 года на заседаниях  Государственного совета опять обсуждался вопрос о долгах дворян Заемному  банку.
  В результате 2 апреля 1812 года был издан манифест, в котором объявлялось о новых льготах дворянству.
  Все восьмилетние займы, ‘с которого бы года они учтены не были’, пролонгировались на 12 лет, считая с 1 января 1812 года.
  Выплата процентов по 20-летним займам должна была производиться по  облегченным правилам 25-летнего займа Вспомогательного банка для  дворянства, а сам банк под названием ‘Двадцатипятилетней экспедиции’ был  в том же году объединен с Заемным банком.
  Вот когда явно проявился факт неэффективности дворянского землевладения и повального мотовства .
  Средства на счетах Заёмного банка для кредитования дворянства  появлялись путём путем перекачивания средств Коммерческого банка в  Заемный банк .
  Т.е. купцы и промышленники клали деньги на счета Коммерческого банка , а тот переводил их в Заемный банк .
  Т.е. купцы кредитовали помещиков !!!
  Хотя Коммерческий банк был создан для кредитования торговли и промышленности !
  К началу 19 века сумма вкладов купцов в Коммерческий банк достигла 200  миллионов рублей, а ссуды для кредитования торговли и промышленности не  превышали 25 миллионов рублей .
  Государственные учреждения дворянского поземельного кредита и  Коммерческий банк оказались к 1860 году в очень плохом финансовом  состоянии .
  Попытки спасти казенные ипотечные банки оказались безуспешными, что заставило правительство принять решение об их ликвидации.
  31 мая 1860 года Заемный банк был закрыт, а его дела переданы Санкт-Петербургской сохранной казне.

С ликвидацией государственных учреждений поземельного кредита в 1859  году , правительство не хотело вновь создавать подобные провальные с  экономической стороны заведения .
  Было решено впредь предоставить право кредитования дворянства только частным ипотечным учреждениям .

В действительности уже в 40 годах 19 века крепостные во многих случаях перестали окупать стоимость своего содержания .
  Ведь их помещику нередко приходилось и кормить !
  Помещики хотели именно такой ситуации , при которой все доходы  крестьян отходили-бы к помещикам , а все убытки и расходы ложились-бы на  плечи крестьян .
  В глазах помещиков раб должен жить пока он приносит владельцу прибыль .
  Ну вот в 1840 году “человеколюбивое” правительство разрешило  владельцам посессионных фабрик (при которых были десятки тысяч  крепостных семейств ) отпускать крепостных на волю .
  Владельцы фабрик тут-же выгнали всех стариков , немощных и калек в чисто поле .
  А ведь до этого владельцы посессионных фабрик прежде обязывались кормить неспособных к труду всю оставшуюся жизнь.
  Подневольные рабочие и крестьяне явно работали все хуже и хуже .
  Не удивительно ,что многие помещики стали отпускать крестьян на оброк в  города , для получения помещиком дохода с занятием крестьянами  неземледельческим трудом .
  Другие помещики же попытались увеличить продолжительность и объем  работы на помещика – барщину и тем самым компенсировать падение доходов .
  Вообще при дореформенном хозяйстве в очень многих имениях образовался  большой избыток крепостного труда , который просто некуда было приложить  , а расходы на поддержание бытия крепостных остались и в результате  крепостные уже не могли окупить своего содержания .
  Особенно вопиющей была ситуация на Урале , где крепостные рабочие стали приносить одни расходы хозяевам .
  У иных владельцев уральских заводов до 3/4 крепостных рабочих сидело без работы и нищенствовало .
  Крепостной труд оказывался и дорогим и малопроизводительным .
  Особенно это проявлялось во время больших и малых неурожаев , когда  голодных крестьян , их семьи и их скот проходилось кормить за счет  помещиков .
  Необходимость содержания крестьян при недородах ложилась тяжким  бременем уже на помещичье хозяйство , которое было очень часто и без  того в долгах .
  Конечно многие помещики попытались усилить эксплуатацию крестьян вводя  в своих имениях вместо оброка – барщину и строя крепостные фабрики .
  Получила распространения так называемая месячина .
  Это когда крестьян лишали всякого имущества , земли и всех источников  дохода и принуждали к работе на барской земле или барской фабрике за  скудное пропитание из похлёбки и оборвы именуемые одеждой .
  Вдобавок и это скудное пропитание полагалось только при выполнении непосильных норм выработки .
  Такое положение крестьян-месячников было жутким кошмаром уже и ничем не отличалось от каторги .
  Но даже и такая каторжная система оказывалась для помещиков  недостаточно выгодной , крестьяне-каторжники работали плохо , вяло и  никакой кнут уже не помогал .
  Даже при такой системе и скудное пропитание было убыточным !
  К постоянно падающей производительности труда крепостных крестьян  присоединились еще и огромные долги помещиков , которыми было отягощено  подавляющее большинство русских поместий, и которые росли с устрашающей  силой.
  Помещичьи долги росли уже инфляционно и притом много быстрей тощего  прироста валового продукта с помещичьих имений и рано или поздно долги  помещиков перекрыли-бы все доходы с помещичьих имений .
  Долги стали быстро быстро расти после 1812 года .
  Причём подавляющая часть долгов была взята на непроизводительные цели :  на роскошь, на поддержание дворянской суетности и спеси и т.д. и т.п. –  но не на улучшение хозяйства, и потому выпутаться из этих долгов при  прежнем ходе дел было абсолютно невозможно.

В 1843 г. в государственных банках и в сохранных казнах было заложено 5 575 515 ревизских душ.
  В 1852 г. число заложенных душ возросло до 5 843 735, а к 1 января 1856 г. до 6 028 794.
  Сверх того, в и приказах общественного призрения было заложено на  сумму 100 000 000 руб (!!!) т.е. около 1 000 000 ревизских душ.
  Однако по итогам 9 ревизии всех крепостных мужского пола 10 ,7 миллионов .
  В среднем на одну ревизскую душу в заложенных имениях было только  долгу по 69 рублей и это без процентов и учета долгов помещиков частным  лицам .
  Долги частным лицам тоже были велики , но точных сведений об них нет .
  Более 2/3 всех крепостных к 1860 году было уже в закладе , а шансов на погашение долгов просто не было .
  Даже и проценты помещики платили с большим трудом .
  Долги были столь обременительны для помещиков ,что многие дворяне хотели провести обмен долга на личное освобождение
  крестьян , конечно без земли !
  В 1843 году тульские дворяне предложили государству проект отмены крепостного права по подобной схеме .
  Предполагалось выделить крестьянам по одной десятине на ревизскую душу  и списать долгов по 45 рублей серебром с каждой освобожденной ревизской  души .
  Оставшийся долг предполагалось рассрочить на 10-15 лет и до его выплаты не брать с имений налогов .
  При этом ни барщины, ни оброка помещики от бывших крепостных не требовали.
  И не удивительно ведь с одной десятины на ревизскую душу трудно  прокормиться и в самый урожайный год , т.е. крестьяне лишались земли и  превращались в дешевых батраков , за которых помещики теперь не отвечали  и кормить не были обязаны .

Такая реформа могла быть только пороховой бочкой под государством , не удивительно , что на такую реформу власти не пошли .
  Вариант, когда страну наполнят миллионы голодных оборванцев и  фактически не имеющих никакой собственности люмпенов власти устроить не  мог.

Сами помещики имели разные взгляды на освобождение крестьян .
  Экономическое положение в разных губерниях было разным .
  Во первых земля не населённая или малозаселённая стоила дороже , чем  одинаковая с нею по качеству земля, населенная крепостными крестьянами.
  Крепостные тем самым воспринимались уже как обуза .

В Тамбовской губернии например , помещики находили для себя  безусловно выгодным лишь безземельное освобождение крестьян и  признавались, что они очень рады освободиться от крепостных крестьян,  лишь бы осталась при них вся плодородная земля .
  Большинство помещиков в чернозёмных желали дать крестьянам нищенский  надел и тем самым привязать их экономически к помещикам и в то же время  взять с них за клочок земли хороший выкуп…
  В нечернозёмных губерниях центра России ситуация была другой .
  Здесь ценилась не плохая земля ,но крепостные ,которые имели большое количество неземледельческих источников дохода .
  Значительные доходы , получаемые помещикам от занятий крестьянами  отхожими промыслами и ремёслами проводили к повышению доходности имений и  эти имения ценились дороже чернозёмных .
  Для помещиков промышленных нечерноземных губерний отмена крепостного  права вела к потере их главного источника дохода – оброка с отхожих  промыслов и ремёсел .
  Безземельное освобождение крестьян в этих губерниях приводило к тому  ,что крестьяне могли просто разбрестись кто куда и оставить помещиков с  бесплодными и бездоходными землями, которые некому будет обрабатывать.
  По этой причине помещики промышленных нечерноземных губерний выступали  за освобождение крестьян с наделом , дабы привязать их к земле .
  Но более всего помещики промышленных нечерноземных губерний желали  получить финансовую компенсацию за потерю доходов приносимых  крестьянским оброком .
  Притом это вознаграждение им важно было получить единовременно при  самой отмене крепостного права, потому что им нужны были денежные  капиталы, без которых они не могли вовсе вести хозяйства на остающихся у  них землях.

Помещики степных малонаселённых губерний были заинтересованы в притоке дешевых батраков .
  По этой причине они желали безземельного освобождения в населённых  губерниях и в освобождении крестьян с известным наделом в своих  губерниях ,чтобы привязать к месту бывших своих крестьян .

В западных и особенно в северо-западных губерниях и Польше издавна  велось правильное земледельческое хозяйство и при том вполне доходное , и  хотя земля была не особенно плодородная, однако же главный доход  помещиков получался от земледелия.
  Идеалом здешних помещиков было так же, как и в центрально-черноземных губерниях, безземельное освобождение крестьян.

В юго-западных губерниях, особенно в Киевской и Подольской, земля  представляла значительную ценность, а развившееся здесь в первой  половине 19 веке свеклосахарное производство делало наиболее удобной  формой систему вольнонаемного хозяйства.
  Поэтому и здесь идея безземельная освобождения крестьян была между помещиками весьма популярна.
  То же можно сказать о Малороссийских губерниях (в особенности о  Полтавской), в которых к тому же крестьяне во многих местностях этого  края и при крепостном праве не имели своих постоянных наделов .

Кстати , когда казна начала оказывать “помощь” крестьянам в выкупе  помещичьей земли, оказалось, что наличные деньги дворянство не получает.
  А из выкупных сумм высчитываются старые долги и невыплаченные налоги и  подати , вот этого-то помещики никак не хотели увидеть .
  Они-то думали , что получат всю выкупную сумму !
  Да и тем, кто что-то получал, выдавали вместо денег, которых у  государства по-прежнему недоставало, процентные выкупные бумаги, продать  которые удавалось далеко не всегда, да и отдавать их приходилось  существенно ниже номинала.
  Положение усугублялось еще и тем, что после объявления о реформе  государственные кредитные учреждения прекратили выдачу всех кредитов  помещикам , а в появившихся позднее частных банках кредит стал во много  раз дороже.

Одной из причин вялого железнодорожного строительства до 1861 года  было именно омертвление капитала в субсидиях-кредитах помещиков .
  Стоимость версты железных дорог колебалась от 20 000 рублей до 80 000 рублей .
  Это в уже обесцененных инфляцией и девальвациями рублях пореформенного времени .
  Надо-ли говорить ,что рубль до начала Крымской войны имел большую покупательную способность чем в 60-80х годах 19 века .

Только в приказах общественного призрения было имений заложено на сумму 100 миллионов рублей .

Это означает , что на те 100 миллионов рублей ,что были выданы  помещикам и только из приказов общественного призрения можно было-бы  построить от 1250 до 5000 вёрст железных дорог.
  В 1852 году государственных банках и сохранных казнах было заложено ревизских душ на 5 843 735 , по средней цене в 69 рублей .
  Всего кредитов таким образом было выдано на 404 миллиона рублей , т.е.  на эти деньги можно было построить от 5000 до 20000 верст железных  дорог .
  Т.е. всего кредитование помещиков лишило Россию от 6000 до 25000 верст железных дорог .

Денег на нарезные винтовки , флот и железные дороги нет ?
  Так в реале их дворяне просто съели .
  Съели и всё тут !
  И Николай 1 виноват в таком положении дел более всего !

А винные откупа ,которые приносили в казну примерно треть той суммы , что получали откупщики !
  И ведь с начала 19 века назрела их немедленная ликвидации с заменой на акцизную систему .
  В 1863 года в России начала действовать вместо винных откупов -акцизная система питейных сборов .
  Острая необходимость отмены архаичной и сплошь коррумпированной откупной системы назрела давно .
  Винные откупщики уже давно что хотели , то и творили .
  Злоупотребления в винных откупах были фантастическими .
  Винные откупщики пользовались громадным влиянием.
  Откупщики и их приказчики на местах обладали таким неограниченным  влиянием, что дерзали менять не только появившихся при Александре I  городничих , но и губернаторов и даже смещать епископов и иных архиереев  .
  В 1851 году по императорскому приказу было начато следствие о многомиллионных злоупотреблениях петербургских откупщиков.
  Уже через 10 дней следствие было прекращено.
  Всего 10 дней понадобилось винных откупщикам, чтобы добиться отмены императорского (!!! ) распоряжения.
  В 1859 году Святейший Синод принял распоряжение в котором благословлял  “священнослужителей ревностно содействовать возникновению в некоторых  городах и сельских сословиях благой решимости воздерживаться от вина”.
  И в этот раз всего несколько дней потребовалось откупщикам, чтобы  поставить Синод “на место” , указ был отменен , а Св. Синод был  фактически втоптан откупщиками в грязь .
  Если даже сам император и высшие чиновники империи не могли поставить  на место зарвавшихся откупщиков , то о местных властях и говорить нечего  .
  Когда самарский губернатор К.К. Грот попытался навести в своей  губернии порядок с винной торговлей, министр финансов ему открыто  заявил, что этак и поста губернатора можно лишиться .
  Хорошо известно ,что всё губернское и уездное чиновничество было у  откупщиков на жаловании деньгами и натурой (беспошлинным вином и водкою )  .

Средний доход губернатора от откупщика был 3000 рублей .
  Председателя губернской казённой палаты от губернских откупщиков – 2000 рублей .
  Председателя губернской казённой палаты от уездных откупщиков – 500 рублей .
  Полицмейстеру -1200 .
  Городничему -420 .
  Губернской канцелярии -1200 .
  Исправник от губернских откупщиков – 600 .
  Исправник от уездных откупщиков – 420 .
  Квартальные надзиратели ( шестеро ) от губернских откупщиков – 360
  Квартальные надзиратели ( шестеро ) от уездных откупщиков – 120 .
  Становые (трое ) от губернских откупщиков – 720 .
  Становые (трое ) от уездных откупщиков – 540 .
  Окружной от губернских откупщиков- 500
  Окружной от уездных откупщиков – 420 .
  Частные приставы ( трое ) от губернских откупщиков – 720 .
  Частные приставы ( трое ) от уездных откупщиков – 240 .
  Губернский секретарь полиции , от губернских откупщиков – 300 .
  Губернский секретарь полиции , от уездных откупщиков – 200 .
  Советник питейного отделения , от губернских откупщиков -600 .
  Советник питейного отделения , от уездных откупщиков – 500 .
  Винный пристав от губернских откупщиков-600 .
  Винный пристав от уездных откупщиков – 500 .
  И т.д. и т.п.

Б. К. Кукель, назначенный в 1862 году акцизным управляющим Курской губернии, вспоминал в 1889 году:

“Те, кто были свидетелями откупной оргии, вероятно, не забыли ее до  сих пор; откуплено было не одно вино: на откупу состояли, за малыми  исключениями, и администрации, и суды; в уездном городе не было  служащего на государственной службе, который не получал бы положенной  лепты деньгами и вином; никто не стеснялся брать “по чину”. Конечно,  откупщик платил несравненно щедрее, чем правительство, например: винные  пристава, поставленные правительством для охраны интересов казны,  получали казенного содержания 114 р. в год, а от откупщиков – по 800 и  до 1000 р., кроме вина и наливок по несколько ведер в месяц. Во всех  губернских и уездных учреждениях откупщик был как у себя дома; неугодные  ему чиновники беспощадно изгонялись со службы; неправда творилась на  каждом шагу; сколько возмутительных дел предано было “воле Божьей”;  сколько народу томилось по тюрьмам якобы за контрабанду и ссылалось на  поселение в Сибирь по настоянию откупщиков. Одному Богу известно,  сколькими слезами и человеческими жертвами окуплены те многие миллионы,  которые были добыты откупщиками с русского народа”.

Одним словом все чиновничество было куплено оптом и в розницу откупщиками .
  При таких условиях контроля не удивительно ,что никого контроля за деятельностью откупов никогда не было .
  Недоимки откупщиков по питейным сборам ежегодно были от 15 до 20 миллионов в год .
  Это сколько железных дорог можно было постоить на эти деньги ?
  Цена версты от 20 тысяч до 80 тысяч .
  По от 180 верст в год до 750 верст в год !
  На протяжении всей второй четверти 19 века и до 1863 года  правительство империи так не смогло перейти к радикальным методам борьбы  с недоимками и злоупотреблениями питейных откупщиков .
  Коррупция полностью парализовала все попытки и подобия государственных мер к откупщикам .
  Попытки уголовного преследования откупщиков-недоимщиков успеха не имели .
  Тут либо откупщик скрывался за границей со всеми деньгами .
  Как например откупщик Гарфункель , который сбежал из России с 12 миллионами только недоимочных денег .
  Либо дела по недоимкам и злоупотреблениям откупщиков под благовидным  предлогом и вовсе прекращались , как это было в отношении петербургских  откупщиков в 1850-1851 годах .
  Более того казна давала недоимщикам-откупщикам ещё и рассрочку платежей по откупным задолженностям .
  Например были случаи когда откупщики получали рассрочку платежей на 25 и даже 37 лет .
  Казна выплачивала откупщикам и беспроцентные денежные ссуды , якобы по  причине бедственного финансового положения г-д откупщиков .
  Всё это чистой воды коррупция .
  В результате к 1860 году годовая задолженность откупов достигла 20 миллионов рублей .

Всего к 60-м гг. XIX века в России существовало 216 откупов.

Среди откупщиков были сказочно богатые люди (Бернадаки, Рюмин, Гинцбург, Мамонтов).

В середине 19 века в условиях откупной системы государство было не в  состоянии было контролировать ни количества, ни качества поставляемых на  рынок спиртных напитков.
  Откупщики не получали от казны платы за свою деятельность.
  Легальными источниками их личных доходов якобы являлись:
  1) изготовление и реализация алкогольных напитков пониженной крепости (пива, меда и др.);
  2) продажа закуски;
  3) денежные штрафы с корчемников – лиц, нарушавших закон (изготовлявших и вне кабака продававших спиртные напитки).
  Однако доходы откупщики получали например за счет обмера, обсчета  покупателей крепких спиртных напитков и фальсификации водки .
  Главнейшей статьёй доходов откупщиков была однако продажа “левой”  водки и вина , доходы от продажи которых целиком шли в карманы  откупщиков ( наверное на 80-90% ) ,чиновников и владельцев винокурен .
  Откупная система способствовала редкостному обогащению откупщиков,  собиравших в 2-3 раза большие суммы доходов, чем они сами вносили в  казну.
  В специальной записке “О финансах России”, представленной цесаревичу  Александру в 1855 году , было указано, что только в великорусских  губерниях общий доход от продажи вина составил около 100 млн. руб., из  которых казна получила менее половины .
  В статье Козловского Е. С. “Винные откупа и их место в первоначальном  накоплении капитала в России” (Труды Ленинградского  финансово-экономического института, 1947 г., вып. III) годовую прибыль  откупщиков за последнее четырехлетие существования откупной системы  (1859-1863 гг.) определяли в сумме 222 млн. руб.
  В эти годы откупные платы были кстати повышены !
  Согласно данным А.Я.Киттары, только в одном 1856 году только 82 млн  руб. от продажи алкоголя попали в казну, а остальные 69 млн руб.  достались откупщикам.
  Видный экономист тех лет И.К.Бабст оценивал ежегодные совокупные доходы откупщиков в много большем размере.
  По его оценкам, их ежегодный доход в одних только великорусских  европейских губерниях простирался от 182 до 202 млн руб., а по всей  империи в целом доходил до 600 млн руб.
  Примерно схожими были и оценки других исследователей, например,финансист и экономист Илиша – от 500 до 600 млн руб.
  А бывший в свое время министром внутренних дел и хорошо знакомый с  ситуацией в откупном деле граф А.А.Закревский приводит еще более сумму  совокупного дохода откупщиков в эти годы, определяя ее аж в 781.285.000  руб. серебром ежегодно.

Если принять во внимание количество откупных винных округов в империи  в 1859-1863 годах в 216 , то годовая прибыль каждого откупщика будет по  данным Козловского не менее 1 миллиона в год !

При заводской цене водки 40- 45 коп. за стандартное ведро ( мера объема в 12,3 литра) откупная цена составляла 3-4 руб.
  Откупная цена ,это та стоимость которую откупщик вносил в казну .
  Откупщик продавал водку по 10-12 руб. за ведро, а ‘распивочно’ – до 20 руб. за ведро.

Так как коррупционные и прочие издержки откупщиков были около 50% , то сумма чистой прибыли будет не меньше пол-миллиона
  На самом деле суммы доходов были конечно гораздо больше .
  Действительно в период 1859-1863 годов откупщики внесли в казну ежегодно 127,8 миллиона рублей .
  Откупных округов и соответственно откупщиков было 216 , тогда средний  годовой откупной взнос составил около 591,5 тысяч рублей .
  Уплатив такую сумму откупщик рассчитывал получить много больше и получал .
  Даже согласно официальным данным, доход самого откупа превышал доходы  казны от него в разные годы в 50-х – начале 60-х годов 19 века в 1,4-1,7  раза.
  См. М.Л.Гавлин “Роль винных откупов в формировании крупных капиталов в России. Конец XVIII-XIX вв.”

Легальными и законными такие суммы назвать нельзя !

Разбой творимый откупщиками и притом покрываемый и поощряемый  властями , послужил поводом к так называемым “кабацким бунтам”, которые  участились в 50х годах 19 века.
  В конце 1849 г. в 32 губерниях почти одновременно появились общества трезвости.
  Сущность этого стихийного движения заключалась не столько в  морально-этической, сколько в социально-политической стороне дела.  Крестьяне бойкотировали откупную систему.
  О масштабе бунтов говорит тот факт, что только в тюрьмы было помещено 11 тысяч крестьян.
  Под непосредственным влиянием трезвенного движения правительство вынуждено было пойти на отмену откупной системы.

Необходимость отмены винных откупов диктовалась и чисто финансовыми интересами.
  Уже в первый год действия акцизной системы (1863 г.) питейные доходы  казны составили 138 млн. руб. вместо 126 млн. руб., полученных от  откупщиков в 1862 г.
  В последующие годы эти доходы казны непрерывно росли и к 1878 г. составили уже 198 млн. руб.

Денег в России нет ?
  Деньги оказывается были не малые !
  Нет , это не было порядка в финансах !
  Одна только ликвидация откупов и введение акцизной системы с 40х годов  19 века могла принести в казну от 50-70 миллионов рублей в год .

Вундерваффе для николаевской России – это уменьшение казнокрадства и полная казна !

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded