abramiy

Categories:

"Новый «Великий кормчий» Китая и проблема Винни-Пуха"

 Статья   Евгения  Трифонова  

https://zen.yandex.ru/media/id/5c2bb5cbea039800abdc8fd6/novyi-velikii-kormchii-kitaia-i-problema-vinnipuha-6133b0d15ef98a52fc3b30e8

"К  новому учебному году китайские школьники получили новые учебники. Они  включают «Мысли Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую  эпоху». В начальной школе учеников научат любить (!)  Коммунистическую партию Китая и социализм, в средней – формировать  базовые представления о социализме, а в старших классах – изучать  теоретические основы идей председателя КНР.

Это  – знаковое событие: Китай завершил переход от авторитарной  однопартийной системы к единоличной диктатуре председателя КНР Си  Цзиньпина. Он стал новым «Великим кормчим» наподобие его кумира Мао  Цзэдуна. Завершилась 43-летняя эпоха, стартовавшая в 1978-м, когда Дэн  Сяопин приступил к реформам. За прошедшие годы в Китае происходило  многое, но реформы шли неукоснительно. Их результатом стал колоссальный  рост уровня жизни некогда самого нищего народа планеты и превращение  Китая во вторую экономику мира.

Реформаторский  режим Китая держался на нескольких столпах. Это – допуск частной  инициативы при сохранении командных высот в экономике в руках  государства; ограничение власти главы государства двумя 5-летними  сроками; разрешение общественных дискуссий и свобода мнений, за  исключением призывов к свержению строя. Первый «Великий кормчий», Мао  Цзэдун, официально считался «противоречивой фигурой», в деятельности  которого было «70% хорошего и 30% плохого», но не преследовалось и  прямое его осуждение. А вот безудержная апологетика в его адрес могла  привести к неприятностям. Такие деяния Мао, как Большой скачок и  Культурная революция, однозначно осуждались: об ужасах тех времён  снимали фильмы и писали книги.

Первое,  что сделал Си Цзиньпин, став единоличным правителем, это запрет любой  критики Мао Цзэдуна и осуждения Большого скачка и Культурной революции  (хотя, будучи подростком, Си сам стал жертвой хунвейбинов). Гайки  закручивались: полусвобода слова сменилась цензурой, и к 2018 году,  когда Си Цзиньпин завершил концентрацию власти в своих руках, в Китае  стало невозможно критиковать Мао, компартию и власть.

При  этом экономика Китая продолжала стремительно расти. Одновременно шло  социальное расслоение и множились социальные конфликты, порой  принимавшие формы столкновений между трудящимися и работодателями.




Новый  «Великий кормчий» использует причудливую политическую конструкцию:  официально власти бичуют капитализм и эксплуатацию и клянутся в верности  идеям Мао Цзэдуна. Одновременно чиновники и партийные лидеры  обогащаются, превращаясь в олигархов. Шумные кампании по борьбе с  коррупционерами направляются только против тех бюрократов, которые  кажутся опасными Си и его окружению.

Единоличная  неограниченная диктатура всегда развивается по одним и тем же законам.  Диктатор всё чаще начинает принимать решения, последствия которых он не в  состоянии просчитать, и которые наносят вред экономике и социальной  стабильности.

В  последние месяцы развернулась кампания, получившая в иностранных СМИ  название «Пекинская резня»: она выразилась в наступлении на крупный  бизнес. Технологическим компаниям власти начали чинить всяческие  препятствия под предлогом защиты национальных интересов Китая и… защиты  персональных данных китайцев. Последнее связано с тем, что в Китае  заканчивается создание грандиозной системы тотального электронного  контроля над каждым гражданином, и власти не желают, чтобы частные  кампании хотя бы теоретически могли им помешать. Или «слить» информацию о  тотальном электронном контроле за границу.

Первый  удар был нанесён компании Ant Group – части империи богатейшего китайца  Джека Ма. За ней последовала корпорация Tencent – гигант в сфере  компьютерных игр (её обвинили в том, что это «духовный опиум» для  подростков). Потом очередь дошла до таких невинных структур, как  компания ByteDance, владеющая соцсетью TikTok, сервис доставки еды  Meituan и агрегатор такси Didi. Невинных-то невинных, но огромных по  масштабам: Didi пользуются 377 миллионов пассажиров и 13 миллионов  водителей. И все они доверяют сервису свои персональные данные; как тут  не «нагнуть» компанию, чтобы у её владельцев даже мысли не возникло  насчёт «слива» по поводу доступа чиновников к личным данным.

Будущее крупнейшего предпринимателя Китая Джека Ма под угрозой



В  августе 2021 года удар был нанесён по репетиторским компаниям: 15  крупнейших из них были оштрафованы на огромные суммы. В Китае  репетиторство чрезвычайно развито, а пандемия COVID-19 сделала  онлайн-обучение суперпопулярным и доходным. Многие такие компании  связаны с Alibaba и Tencent, так что удар по ним можно расценивать как  продолжение борьбы с технологическими гигантами. Правительство вообще  запретило внеклассные занятия – как в очном, так и в онлайн-формате.

Цель  репрессий – лишить бизнес самостоятельности. Он, как и госпредприятия,  должен без колебаний выполнять любые требования властей. Что  принципиально важно – не в соответствии с законами, а по первому, хоть  устному, указанию.

Пока  «Пекинская резня» не сильно сказалась на состоянии экономики Китая, но  первые ласточки уже полетели: иностранные инвесторы распродают китайские  акции: так, ушёл японский SoftBank, имевший долю капитала Alibaba.  Компании, занимающиеся онлайн-образованием, тоже оказались не такой уж  мелочью: падение их котировок обвалило Шанхайскую и Гонконгскую биржи. А  запрет внеклассного обучения оказался более серьёзным: эксперты  предполагают в мегаполисах рост безработицы на 5%, а среди молодых людей  16-24 лет – на 15%.

Таким  образом, самые первые действия «кормчего» по «приручению» бизнеса уже  сказались на экономике. И эти последствия будут усугубляться.

Зачем  – пока не резать, но больно пинать – куриц, несущих золотые яйца?  Рационального смысла в этом нет. Зато есть цель: приучить бизнес  беспрекословно выполнять любые указания властей. Самое большое «золотое  яйцо» Пекина –Гонконг. Зачем было провоцировать гонконгцев, навязывая им  новые законы и ограничения, не прописанные в договоре о передаче  Гонконга КНР? Длительные беспорядки, происходившие в Гонконге в 2010  году, подорвали экономику и финансы Гонконга, спровоцировали массовое  бегство капиталов и отток населения. Это было предсказуемо, но «кормчий»  решил, что важнее поставить гонконгцев на колени, пусть для этого  придётся разбить «золотое яйцо».

Большинство населения Гонконга выступает против репрессивной коммунистической модели



Можно  предположить, что давление на Гонконг и репрессии против бизнеса  вызваны геополитической ситуаций, конфронтацией с США и Великобританией,  и страхами перед «внутренним врагом». Но на деле это психологическая  проблема, свойственная диктаторам: поставить всех на колени. Любой  ценой. Как Сталин, вступивший в конфликт с единственной европейской  страной, где коммунисты были популярны, а СССР и лично его глубоко  уважали – с Югославией. Потому, что югославы не готовы были слепо  исполнять каждое его указание, и вообще не смотрели в рот и не падали  перед ним ниц.

Это  подтверждает ещё одна кампания, развёрнутая «кормчим». 17 августа 2021  года Си Цзиньпин объявил о необходимости «общего процветания», т.е.  умеренного благосостояния всего общества. В рамках программы богатые  должны будут делиться с государством, которое, в свою очередь,  перераспределит эти средства в пользу бедных. Хорошая идея: богатые  должны делиться с бедными, особенно в Китае, где чиновники-олигархи  сосредоточили в своих руках (точнее, в карманах) львиную долю  национального богатства. Казалось бы, чего проще: предложи парламенту  принять новые налоговые законы – и дело в шляпе. Но нет, «кормчему»  нужна именно кампания. Буржуи должны трепетать, ожидая, что он, великий  вождь, прикажет им выдать столько-то миллионов. Главное – не результат, а  демонстрация того, что суть не в законах, а в личных приказах  «кормчего». И он приучает китайцев к праву на произвол.

Действия  Си Цзиньпина можно охарактеризовать и просто – как ошибочные. За время  его правления грубые ошибки китайского руководства впервые за 40 лет  стали очевидны. Если брать экономику Китая – это прежде всего «пустые  города»: 15 полностью построенных новых городов, в которых никто не  живёт. Наиболее известны из них Сишуань, Ордос, Кангбаши, Тянь-Дучен, в  каждом из которых должны были проживать несколько сотен тысяч человек.  Причины того, что китайцы отказываются в них селиться, разные. Сишуань и  теоретически миллионный Ордос пустуют, видимо, потому, что расположены в  пустыне, и зимой там царят страшные морозы с ветром – климат,  неприемлемый для китайцев. Лет 20 назад, когда большинство китайцев жили  в нищете, туда бы бросились толпы переселенцев, но теперь, когда  средняя зарплата в Китае сопоставима с российской, желающих не  находится. С Темза-Тауном вблизи Шанхая получилось совсем нелепо: город,  рассчитанный на богатых, застроен в английском стиле – двухэтажными  домами. Очень симпатично, но богатые китайцы живут в дворцах совсем  другого типа, а бедным Темза-Таун не по карману.

Город-призрак Ордос



А  всё потому, что планировали строительство не бизнесмены, а чиновники.  Первые взвесили бы вероятную прибыль, и не поскупились бы на  маркетинговые исследования – что, где и как строить. А чиновникам  главное – отчитаться: партийный комитет такой-то провинции обеспечил  ввод в строй стольких-то квадратных метров жилья, построено столько-то  школ и больниц, высажено столько-то деревьев… Представьте себе, сколько  это стоило – строительство 15 городов, да со всеми коммуникациями,  энерго- водо- и газообеспечением, дорогами и прочей канализацией!  Потому, что чиновник планирует, не думая о результате; точнее, для него  результат – это красивый отчёт и, конечно, откаты.

Пустующий Темза-Таун


О  китайских пустых городах известно потому, что спрятать их невозможно.  Их фотографии заполняют интернет. А сколько подобных по эффективности  проектов ржавеют или гниют на просторах Поднебесной, мы не знаем: Китай  никогда не делился статистикой о состоянии своей экономики и социальной  сферы, а при новом «кормчем» он почти совсем закрылся.

Если  об экономических ошибках внутри Китая мы знаем крайне мало, то провалы  во внешнеэкономической деятельности известны лучше. Внешнеэкономическая  экспансия, которую ведёт Китай, во многих случаях привела к появлению  значимых экономических объектов в странах Азии, Африки и Латинской  Америки. Многие проекты успешно завершены. Но в последние годы китайские  инвестиции часто либо проваливаются, либо вызывают конфликты, либо  оказываются в сложном положении.

Вот что пишут специалисты относительно китайских проектов в Африке, куда  Китай вложил десятки миллиардов.

«КНР  упрекали в непрозрачности соглашений, несправедливом выборе  подрядчиков, срыве сроков работ, несвоевременном предоставлении  обещанных кредитов, ущербе окружающей среде… Пекин должен представить  более конкретные и обоснованные планы. Китай обвиняют и в том, что он  “накачивает” развивающиеся экономики кредитами и обременительными  долгами. На Западе даже появился термин “дипломатия долговых ловушек”.  Критики китайской инициативы обращают внимание на сложности, с которыми  столкнутся страны Африки, когда наступит время возвращать займы…

Африканские  страны задолжали китайскому государственному и частному капиталу более  29.42 млрд долл. Эта сумма складывается из займов и кредитов,  предоставленных в последние десять лет на развитие транспорта,  коммуникаций, промышленного и энергетического секторов. “Лидером” среди  должников является Эфиопия (долг – 13.73 млрд долл.); за ней идут Кения  (9.8 млрд), Уганда (2.96 млрд), Танзания (2.34 млрд), Руанда (289 млн),  Бурунди (99 млн) и Южный Судан (182 млн). Китайская корпорация по  страхованию экспорта и кредитов только в ходе строительства железной  дороги Эфиопия–Джибути уже понесла убытки на сумму более 1 млрд долл. По  словам главного экономиста компании Ван Вэня, реализация многих крупных  инвестиционных проектов за рубежом сопряжена с серьезными финансовыми  потерями. В сложном положении оказываются и сами страны-должники. Так,  Эфиопия была вынуждена искать возможности реструктуризации долга,  который образовался в ходе строительства железной дороги, и продления  сроков выплаты займа…

В  Эфиопии, Кении, Танзании, Уганде и Замбии растет недовольство тем, что  при реализации контрактов на строительные работы КНР отдает предпочтение  китайским рабочим» (Место Африки в инициативе Китая "Один пояс, один  путь", zavtra.ru, 1.04.2021).

Не  лучше обстоят дела в Латинской Америке. В Венесуэлу Китай вложил около  $70 млрд., а в результате получил возможность получать нефть по «кривым»  схемам, обходящим западные санкции против этой страны. Где эти  миллиарды – разворованы, лежат мёртвым грузом на банковских счетах?  Расходуются неудачником Мадуро на армию, полицию и на себя, любимого?  Переведены на личные счета правящего в Венесуэле преступного картеля  Cartel de Los Soles? Этого мы не знаем. Но в любом случае деньги  потрачены впустую.

Си Цзиньпин и президент Венесуэлы Мадуро


Можно  вспомнить и о Никарагуанском канале: китайцы так упорно вещали, что  вот-вот построят альтернативу Панамскому каналу, что мир успел поверить.  Начались кое-какие работы, а потом – тишина. Ничего похожего на  «стройку века» в никарагуанской сельве так и не началось.

«Мы  обнаружили, что большинство проектов в Латинской Америке вызвали  протесты местных жителей из-за экологических опасений, связанных с  загрязнением и потенциальным ущербом для экономики. Кроме того, есть  риск утраты средств к существованию», - отмечают в своем эссе  аргентинский ученый Ариэль Армони (Ariel Armony) и исследователь из  Мексики Энрике Дюссель Петерс (Enrique Dussel Peters). …

«Например,  возникли опасения из-за экологического вреда от нефтеперерабатывающих  заводов компании „Синопек" в Моине, Коста-Рика. Вследствие допущенных  упущений против изначальной оценки рисков возражал даже министр по  вопросам охраны окружающей среды этой страны, - отметили Армони и Петерс  о планах китайской государственной нефтегазовой компании. - Начало  строительства гидроэлектростанций „Кондор Клифф" и „Ла Барранкоса" в  аргентинском Санта-Крусе без должной оценки воздействия на окружающую  среду привело к тому, что Верховный суд Аргентины решил приостановить  оба проекта».

Каролина  Виола (Carolina Viola), исследователь из Латиноамериканской школы  социальных наук в Эквадоре, признает: эти опасения действительно имеют  место. В то же время она задается вопросом, «не выступает ли ее регион в  создании китайской империи тем же подспорьем, что в империи „гринго"», -  имея в виду США…

Виола  внимательно изучила несколько проектов с участием Китая и говорит, что  китайские компании не стараются налаживать отношения с принимающей  стороной.

«Для  китайских компаний местные сообщества - не собеседник вовсе, дела они  ведут лишь с правительствами. Разница в том, что империализм „гринго"  гражданского общества не чурается, а китайцы… они даже не пытаются  понять, куда они попали, - считает Виола. - По их мнению, мир в обществе  - не их забота».

По  ее словам, эти компании не считают нужным ни поддерживать высокие  экологические стандарты, ни даже соблюдать элементарные трудовые права.  «Они насаждают порочную практику. Превалирует логика „китайцы -  китайцам"» (Китай в Латинской Америке - партнер или хищник? South China  Morning Post (Гонконг), 29.05.2019).

Как  же будет дальше развиваться Китай? Он накопил громадный экономический  потенциал и золотовалютные резервы, его рабочие, инженеры и учёные  достаточно квалифицированы. Поэтому экономический крах Китаю не грозит.  Ему угрожает непредсказуемость: критическая масса неверных решений рано  или поздно подорвёт динамичное развитие страны и спровоцирует социальные  взрывы и политические конфликты. Потому, что Си Цзиньпин – диктатор, а  все диктаторы в истории человечества всегда совершали ошибки, одни –  больше, другие – меньше. Старея, диктаторы всегда теряли связь с  реальностью, и совершали уже только одни ошибки. Это природа  человеческой психики, и преодолеть её не может никто.

Уместно  ли приписывать ошибки Китая в экономике, отмеченные выше, одному Си  Цзиньпину? Ведь не он же лично приказывал строить город Ордос или  железную дорогу в Эфиопии! Не он, но его помощники. Которые, как это  всегда бывает при диктатурах, проталкивают собственные проекты – часто  безграмотные и ориентированные на личный интерес. Система личной власти  тем и ужасна, что чиновник, пока он клянётся в верности вождю, может  осуществлять любые идеи - самые безумные и явно коррупционные.

Таким  образом, Си Цзиньпин несёт персональную ответственность и за рост  безработицы среди молодых репетиторов, и за уменьшение налоговых  поступлений из Гонконга, и за заброшенный Ордос, и за прекращение  строительство железной дороги в Кении, куда Китай вложил $3,2 млрд.  Именно он создал систему, в которой отсутствует критика и обсуждение  проектов, где нет независимой экспертизы. Он создал вертикаль власти,  каждый уровень которой творит, что заблагорассудится, если демонстрирует  лояльность.

Это  следствие однопартийной системы, но не только. Компартия Китая – не  ВКП(б)-КПСС, где любые внутрипартийные дискуссии были пресечены в конце  1920-х арестами и расстрелами. Лушаньская партконференция КПК в 1959  году положила конец безумной политике Большого скачка, а ответственность  за ошибки, приведшие к огромным человеческим жертвам, была возложена на  Мао Цзэдуна. Ему пришлось признать ошибки и оставить пост Председателя  КНР. Восстановить власть в партии и в стране ему удалось только через 7  лет, устроив Культурную революцию. Но он так и не смог уничтожить  «виновников» его отстранения – Дэн Сяопина и Си Чжунсюня (отца нынешнего  «кормчего»). Более того: после смерти Мао в 1976-м они устранили  маоистов из власти и через два года приступили к экономическим реформам.  Всё это было возможным потому, что в КПК сохранялась внутренняя  эрзац-демократия: дискуссии не прекращались, и, как правило, оппоненты  победителей оставались в живых (Мао пытался уничтожать своих  противников, но в большинстве случаев партийная система сдержек и  противовесов не позволяла ему этого).

Си  Цзиньпин эту систему целенаправленно уничтожает, превращая КПК в  подобие ВКП(б)-КПСС – безгласный инструмент в руках лидера и его  ближайшего окружения.

Год  назад бывший профессор Центральной партийной школы Йай Ся, исключённая  из КПК за несогласие с политикой Си Цзиньпина и сумевшая бежать из  Китая, рассказала The Guardian, что она думает о политике «кормчего»  (Лили Ко «Он убил партию и страну», The Guardian 19.08.2020).

В  частности, она сказала: «Коммунистическая партия Китая превратилась в  политического зомби. Партия утратила способность исправлять свои ошибки.  Таким образом, он в одиночку убил и партию, и страну, показав, что даже  когда партия сталкивается с таким серьезным вопросом, как изменение  Конституции, у нее нет сил для того, чтобы остановить его… Никто не  может ему противостоять, это означает, что он обладает неограниченной  властью…

Он  сделал весь мир врагом Китая. В стране все самые главные вопросы решает  он один. Будь то внутренняя или международная проблема - другим людям  очень трудно ограничивать его в его решениях. И совершенно неизбежно то,  что его суждения и решения будут становиться ошибочными…

Благодаря  своей власти он может наказывать, кого захочет, поэтому никто не  осмеливается высказывать отличное от его мнение, и никто не решается  сообщить ему о реальной ситуации в стране. Поскольку люди не говорят ему  правду или скрывают ее от него, он не всегда знает истинное положение  дел. Так что он неизбежно принимает неправильные решения».

И,  наконец, о Винни-Пухе. В 2013 году в интернете распространился мем:  фото Барка Обамы, идущего с Си Цзиньпином, а рядом – прогуливающийся  тигр с Винни-Пухом (с точки зрения китайцев, «кормчий» похож на  знаменитого медвежонка). Прошло 4 года – и из китайского сегмента  всемирной паутины начали исчезать все изображения Винни-Пуха и все  упоминания о нём. Это значит, что огромный чиновный аппарат Китая,  вместо того, чтобы заниматься делом, взялся вытеснять из Поднебесной  злосчастного медвежонка. Чтобы он не огорчал «кормчего»…

Мем о сходстве Барака Обамы и Си Цзиньпина с героями мультфильма о Винни-Пухе стал вирусным в 2013 году



Это  – интеллектуальный уровень, это отношение китайских бюрократов к труду:  важнее умаслить начальника, чем заниматься полезной работой. А ещё это  значит, что уровень компетентности китайских чиновников падает, ибо если  в госаппарате востребованы борцы с Винни-Пухом, работоспособные  чиновники будут вытесняться бездарями, бездельниками и лизоблюдами.

Заявление  посла КНР в США Цинь Гана от 2 сентября 2021 года свидетельствует, что  на ответственнейших постах появились люди, которым там, мягко говоря,  нечего делать. Посол, объясняя американцам, что Китай – не СССР, и  распад ему не угрожает, представил своё видение причин исчезновения  Советского Союза. По его мнению, СССР распался из-за чрезмерной помощи  «братским странам», коррупции и гонки вооружений, «которая вызвала  неприятие у жителей страны». Извините, но посол в США – один из главных  дипломатов. А он не только берётся учить американцев тому, что произошло  с Советским Союзом, но и демонстрирует при этом совершенно дремучие  представления об этом! Не иначе, готовясь к занятию важнейшей  дипломатической должности, он занимался ловлей Винни-Пуха.

***

В  начале XXI века Китай, достигший колоссальных успехов в экономике и  социальной политике, оказался на распутье. Полугосударственная,  полурыночная экономика и полудемократическая политика – своего рода  китайский НЭП – исчерпал потенциал развития. Нужно были либо решительно  переходить к полноценной свободной экономике, что подразумевает  ликвидацию однопартийной системы и строительство демократии, либо  постепенный возврат назад, к Мао Цзэдуну, коммунам и хунвейбинам.

Си  Цзиньпин выбрал второй путь. Он означает, пусть медленное, но движение к  краю пропасти. В Китае есть оголтелые маоисты, грезящие о новой  Культурной революции, но это – беднейшие и малограмотные слои населения.  Средние слои и большая часть элиты за 40 лет начитались и наслушались о  страданиях китайского народа во время Большого скачка и Культурной  революции, они привыкли к реформам, и движение назад их ужасает.  Упоминавшаяся Йай Ся считает, что 70% членов КПК не желают возврата в  прошлое.

Тем  более, что перед глазами китайцев – три демонстрационных модели того,  чего добились их соотечественники без коммунистов и «кормчих» - Гонконг,  Тайвань и Сингапур. Тайвань, при отсутствии природных ресурсов и  громадных военных расходах, имеет высокоразвитую экономику, ВВП на душу  населения по номиналу - $25 873, по покупательной способности - $53 275  (и тот, и другой показатели вдвое выше, чем в КНР). Там практически  отсутствуют нищета и безработица. И всё это – за счёт развитой  демократической системы и свободной экономики.

Сингапур  имеет ВВП на душу населения по номиналу - $65 234, по покупательной  способности - $ 101 458 (2-е место в мире после Катара). Там тоже нет  никаких ресурсов и велики военные расходы. Но там нет и коммунистов. Там  чиновники работают, и за Винни-Пухами не охотятся.

Кстати,  Сингапур, признавая КНР законной властью в Китае, сохраняет с Тайванем  не только тесные экономические, но и военные отношения, и даже держит на  Тайване свои воинские части. В случае агрессии со стороны КНР оба  демократических китайских государства будут сражаться вместе.

Такой  вариант становится всё более вероятным. Новый «великий кормчий» обречён  перейти к внешней агрессии: экономика будет всё сильнее буксовать,  провоцируя социальную и межнациональную напряжённость, и ему будет  необходимо уничтожить тайваньскую демонстрационную модель. Которая  каждый день и час показывает китайцам, что можно прекрасно жить без  «кормчих», нападений на бизнес, разбазаривания средств на внешние  инвестиции и охоты на Винни-Пуха. «

Ну что  тут можно   сказать  ???

Самое   главное   тут    то   ,что     тов.   Си    таки  добился  того  ,что  не   вышло   у Мао  и чего  как     огня   боялся   Ден Сяопин  —   полной идеологической  монополии  верховного    вождя   КПК  и    силового  обеспечения    единства   мнений    в  КПК  и тотального  затыкания    глоток    всем    с ним  несогласных   в КПК !

Мао  и на самом   пике   своей   власти  никогда      не   имел   подавляющей  поддержки    среди    КПК   и   все     его   действия  всегда    подвергались   публичной  и    ожесточенной    критике . 

Не   молчавших  тогда     было   очень     много !  

И  не только     критике  на    словах  , но   и   оружием  даже .

     Например   »Уханьский инцидент«

Мао   как   не  пытался  ,  а вот  получить   такое-же  положение  непререкаемого и монопольного  авторитета  и     превратить     партию КПК  в  не   имеющий  своего   мнения   автомат-поддакиватель  ( как    Сталин    после    1930  года)   —  не  смог  !  

А вот  у тов. Си     -это   всё   получилось   !


До  недавнего   времени  обсуждения  даже  и незначительных   вопросов  в  КПК   сопровождалось  самой  ожесточенной  перепалкой ,  полемикой  и дракой   во  всех   партийных  СМИ   и во  всех     партийных  организациях  на местах  .
Единогласное  одобрямс  —  считалось   и не  уместным  и не  приличным !
Раз  сам  тов.  Ден  не  молчал  при Мао    и был  за это  бит  , и бит  в  самом  прямом  смысле  — физически !  
В  конце-концов  или находили  компромисс или  в ходе  полемики  какая-то   группировка  выкатывала  то  ,что  устраивало основную  массу   партийцев .

Потому и   нынешние  события  в Китае  это    не   просто     конец    китайского   НЭПа   —   а   начало  конца  и КНР   и КПК  !

     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded